+7 (383) 217-48-20

г. Новосибирск, ул.Ядринцевская, 68/1, офис 305






Кого защищать: залогодержателя или добросовестного приобретателя движимого имущества? Высший Арбитражный Суд РФ и Верховный Суд РФ разошлись во мнениях.

Я думаю, любой человек, даже не будучи юристом, не раз слышал о рисках приобретения автомобиля  «с рук». Причем риски – совершенно разные:  начиная от технических – плохое состояние, заканчивая юридическими – автомобиль в угоне или в залоге.

В настоящий момент сотрудники Юридической компании «Город» участвуют в ряде процессов  по спорам о праве собственности на автомобили, которые по договорам комиссии передавались на реализацию ООО «Автоконцепт54» (ситуация получила достаточно широкую огласку и освещалась в прессе).

В  частности, в рамках одного из дел, решается вопрос о том, может ли залогодержатель  автомобиля обратить на него взыскание (транспортное средство передано в залог в обеспечение договора займа, который не погашен), несмотря на то, что в настоящий момент собственником последнего является добросовестный приобретатель, а не лицо, получавшее займ.

Казалось бы, учитывая положение п. 1 ст. 353 ГК РФ, в соответствии с которым,  в случае перехода права собственности на заложенное имущество право залога сохраняет силу (правопреемник залогодателя становится на место залогодателя и несет все обязанности залогодателя) – ответ очевиден: залогодержатель вправе обратить взыскание.

Согласуется указанный вывод и с позицией Верховного Суда РФ, выраженной, например, в Определении от 20 марта 2012 года № 16-В11-24: «… Такое основание к прекращению залога, как приобретение заложенного имущества лицом, которое не знало о его обременении залогом, не указано в статье 352 ГК РФ, регулирующей прекращение залога… Из указанных правовых норм следует, что переход права собственности не прекращает право залога: правопреемник залогодателя становится на его место. При этом каких-либо исключений, позволяющих освободить лицо, приобретшее заложенное имущество, от перешедших к нему обязанностей залогодателя на основании того, что при заключении договора купли-продажи оно не знало о наложенных на него обременениях, не предусмотрено».

Однако в 25 пункте Постановления Пленума ВАС РФ № 10 от 17 февраля 2011 содержится диаметрально противоположный вывод: «…Исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости (п. 2 ст. 6 ГК РФ), не может быть обращено взыскание на заложенное движимое имущество, возмездно приобретенное у залогодателя лицом, которое не знало и не должно было знать о том, что приобретаемое им имущество является предметом залога».

Таким образом (учитывая значение, которое имеют для нижестоящих судов разъяснения ВАС РФ и ВС РФ ), в настоящий момент судебная практика может пойти двумя противоположными путями, в зависимости от того, в какой суд подано требование об обращении взыскания на предмет залога: удовлетворяя требования об обращении взыскания на предмет залога в судах общей юрисдикции в любом случае (защита прав залогодержателя), отказывая в удовлетворении в арбитражных судах в случае добросовестности приобретателя (защита прав приобретателя).

Вне зависимости от мнения о том, какая позиция является более верной (фактически вопрос может быть решен введением обязательной регистрации залога отдельных видов движимого имущества), ситуация, при которой в одном суде будут удовлетворять требования, а в другом  отказывать (при прочих равных условиях) – абсурдна и не будет способствовать стабильности гражданского оборота.

Очевидно, что злоупотребления могут быть как со стороны «мнимых» залогодержателей, так и со стороны «якобы добросовестных» приобретателей (ввиду чего найти баланс интересов крайне сложно), однако какая позиция в итоге бы не восторжествовала – в настоящее время назрела необходимость  выработки  единого мнения по данному вопросу со стороны Высшего Арбитражного и Верховного Суда Российской Федерации.

М.С. Гончаров,

ведущий юрист ООО ЮК "Город"

К статьям