+7 (383) 217-48-20

г. Новосибирск, ул.Ядринцевская, 68/1, офис 305






Могут ли участники общества воспользоваться преимущественным правом покупки доли этого общества, если продажу осуществляет участник-банкрот?

Я думаю никто не будет спорить с очевидным фактом – общества с ограниченной ответственностью, как правило, создаются партнерами (физическими и юридическими лицами), доверяющими друг другу. Вряд ли кто-то готов вступить в бизнес с незнакомым человеком (обществом) или лицом, не отвечающим заранее установленным критериям (профессиональный опыт, финансовое положение, и т.д.).

В процессе деятельности общества стабильность состава участников чрезвычайно важна, ввиду чего действующее корпоративное законодательство предусматривает различные способы защиты участников от риска вступления в общество «нежелательных» компаньонов.

Одним из таких способов является преимущественное право покупки доли участниками общества в случае ее продажи другим участником.

Этот способ закреплен в п. 4 ст. 21 Закона об ООО: участники общества пользуются преимущественным правом покупки доли или части доли участника общества по цене предложения третьему лицу или по отличной от цены предложения третьему лицу и заранее определенной уставом общества цене пропорционально размерам своих долей, если уставом общества не предусмотрен иной порядок осуществления преимущественного права покупки доли или части доли.

 

Казалось бы, все просто. Если участник намерен продать долю – иные участники могут не допустить появление нового партнёра воспользовавшись преимущественным правом покупки. Но действует ли это правило, в случае, если, например, один из участников общества признан банкротом и его имущество (в том числе, и доля) продается с торгов по правилам Закона о банкротстве?

Данный вопрос уже не имеет столь однозначного ответа: какие нормы являются специальными (подлежащими применению) нормы закона о банкротстве о необходимости продажи имущества с торгов или корпоративные нормы о преимущественном праве?

 

Делая вывод о приоритете норм закона о банкротстве суды, как правило мотивируют свою позицию единственным доводом:

Императивное требование законодательства о банкротстве к порядку реализации имущества должника (включая его долю в уставном капитале другого юридического лица) сводится к необходимости продажи имущества должника на открытых торгах, что исключает возможность вмешательства других лиц в процесс реализации имущества банкрота, в том числе участников общества и самого общества (Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 31.07.2015 N 07АП-6548/2014 по делу N А45-9032/2014, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 15.01.2009 N Ф04-8179/2008(18878-А70-11) по делу N А70-2477/2008, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 11.03.2014 N 09АП-47092/2013 по делу N А40-108020/2013, Определение ВАС РФ от 08.06.2009 N ВАС-6699/09 по делу N А70-2477/11-2008).

 

Вместе с тем, по мнению юристов ООО ЮК «Город» данная позиция ошибочна.

Нормы Закона о банкротстве в части продажи имущества должника не исключают применение положения преимущественном праве покупки, но безусловно лишь в той мере, в которой эти нормы не вступают в противоречие с целями и задачами банкротства.

Говоря проще, при продаже доли, принадлежащей банкроту, арбитражный управляющий должен руководствоваться наряду с нормами Закона о банкротстве, положениями о преимущественном праве покупки доли иными участниками. И закон о банкротстве и закон об ООО являются нормативными актами специального регулирования, что не исключает их совместного применения относительно соответствующих правоотношений.

Так, действительно, продажа имущества должника должна производиться на торгах, целью которых является получение максимальной выручки от реализации имущества должника.

Реализация же права преимущественной покупки доли участника общества должна осуществляться после проведения торгов и по цене, сформировавшейся по итогам этих торгов.

То есть,  арбитражный управляющий должен уведомить участников общества о результатах торгов (тем самым предоставив  возможность реализовать последним право преимущественной покупки) и только в случае если это право не будет реализовано – признать покупателем победителя торгов.

В случае же, если доля будет отчуждена с нарушением указанного порядка, участник общества, преимущественное право которого нарушено, вправе требовать перевода прав и обязанностей покупателя на себя в порядке, предусмотренном действующим законодательством.

Данная позиция на наш взгляд является оптимальной, так как обеспечивает необходимый баланс интересов как кредиторов должника (доля реализуется по максимальной цене, предложенной на торгах), так и участников общества (наличествует возможность реализации права на преимущественную покупку).

 

Следует отметить, что данная позиция не только  подтверждается отдельными судебными решениями (Постановление Президиума ВАС РФ от 16.05.2006 N 15578/05 по делу N А66-7946/2004, Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 02.03.2016 N Ф03-249/2016 по делу N А37-559/2015), но, пусть и косвенно, Информационным письмом Президиума ВАС РФ от 25.06.2009 N 131 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров о преимущественном праве приобретения акций закрытых акционерных обществ» (а положения об ООО и ЗАО во многом идентичны).

В частности, Президиум ВАС РФ указал: При продаже акций ЗАО на торгах, проводимых в рамках исполнительного производства или в ходе конкурсного производства, преимущественное право приобретения акций может быть реализовано акционером ЗАО путем участия в торгах и заявления о согласии приобрести акции по цене, сформированной в ходе торгов.

Соглашаясь с позицией о том, что действующее законодательство не содержит положений, ограничивающих право акционеров ЗАО на преимущественное приобретение акций, продаваемых на публичных торгах, суд кассационной инстанции указал, что данное право должно реализовываться акционерами путем участия в торгах и заявления о согласии приобрести акции по цене, сформированной в ходе торгов, при отсутствии предложений от иных участников торгов о приобретении акций по более высокой цене.

 

Безусловно, на практике арбитражные управляющие, как правило, не уведомляют заинтересованных участников обществ о проведении торгов, не создают необходимых условий для реализации преимущественного права.

Вместе с тем, требование участника о переводе прав и обязанностей по договору купли-продажи, в такой ситуации, с высокой долей вероятности будет удовлетворено.

 

Ведущий юрист ООО ЮК "Город"

М.С. Гончаров

К статьям