+7 (383) 217-48-20

г. Новосибирск, ул.Ядринцевская, 68/1, офис 305






Роль третейских судов в процедурах банкротства

 

Роль третейских судов в процедурах банкротства

 

Для определения роли третейских судов в решении многочисленных вопросов, связанных с банкротством, для начала необходимо понять, что же собой представляют третейские суды.

Третейские суды представляют собой альтернативу государственного суда. И хоть вершит правосудие третейский суд на основании законов, подзаконных нормативных правовых актов Российской Федерации, международных договоров Российской Федерации и иных нормативных правовых актов, действующих на территории Российской Федерации, отличие от государственного суда состоит в том, что третейское судопроизводство возможно только в случае так называемой «третейской оговорки», сделанной сторонами при выстраивании хозяйственных отношений (заключении договоров), оперативности разбирательства и конфиденциальности принятого решения.

Большинство третейских судов, создаются при крупных организациях, занимающих активную сутяжническую позицию. Как правило, это банки, страховые компании, торгово – промышленные палаты и т.п. Создание таких «карманных» судов помимо быстроты разбирательства, минимизации судебных расходов и прочих плюсов, ставит вопрос о соблюдении принципов беспристрастности и независимости такого суда. Именно поэтому законодатель, устанавливая границы подведомственности, указал, что такие споры, как например, дела о несостоятельности, где затрагиваются интересы многих участников судебного разбирательства, не могут быть предметом рассмотрения в третейских судах. На это, в частности, указывает пункт 1 статьи 33 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а так же пункт 3 статьи 33 Федерального Закона «О несостоятельности (банкротстве)», где прямо указано, что дело о банкротстве не может быть передано на рассмотрение в третейский суд.

И хоть законодательно роль третейских судов в банкротных процессах ограничена, тем не менее, возможность использования третейского решения, у сторон имеется.

Так в силу абзаца первого пункта 2 статьи 7 Федерального Закона «О несостоятельности (банкротстве)» право на обращение в суд с заявлением о признании должника банкротом возникает у кредитора по денежному обязательству с даты вступления в законную силу решения суда, арбитражного суда или третейского суда о взыскании с должника денежных средств. Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в своем Постановлении от 23 июля 2009 года № 60 разъяснил, что применяя абзац первый пункта 3 статьи 6 и абзац первый пункта 2 статьи 7 Закона, судам следует иметь в виду, что для возбуждения производства по делу о банкротстве требования, подтвержденные решением третейского суда, принимаются во внимание только в том случае, если имеется вступившее в законную силу определение арбитражного суда или суда общей юрисдикции о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение этого решения, в связи с чем на основании пункта 3 статьи 40 Закона такое определение должно быть приложено к заявлению кредитора.

Не для кого ни секрет, что зачастую должник, предвидя скорое возбуждение в отношении себя процедуры банкротства со стороны кредиторов, прибегал к «услугам» лояльного кредитора, который оперативно, получив решение третейского суда, вводил в отношении должника управляемое банкротство. В случае обращения такого кредитора в арбитражный суд, исходя из практики, можно говорить о возможности получения вступившего в законную силу решения через 2 – 3 месяца. Плюсы третейского разбирательства сводись же к следующему. Во – первых, как упоминалось выше это оперативность получения положительного решения. Во – вторых, по условию третейской оговорки, как правило, решения третейского суда окончательны и обжалованию не подлежат. В нашей практике нам приходилось встречаться с ситуацией, когда подача искового заявления, рассмотрение по существу спора и вынесение решения третейским судов, было выполнено за неделю. Такая оперативность позволила опередить другого кредитора при подаче заявления о признании должника банкротом. В настоящий момент вышеуказанное использование третейского суда сводится к минимуму. Это объясняется следующим.

Как ранее отмечалось, для возбуждения процедуры банкротства, заявитель должен приложить не только решение третейского суда, обосновывающее его денежного требование, но и определение арбитражного суда о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. В ранее действующей редакции статьи 238 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации действовало условие, что заявление о выдаче исполнительного листа рассматривалось судьей в срок, не превышающий месяца с момента поступления в арбитражный суд такого заявления. В настоящий же момент действует редакция, согласно которой заявление о выдаче определения о выдаче исполнительного листа, рассматривается судьей в срок, не превышающий трех месяцев с момента поступления такого заявления в суд.

 Вышеуказанные процессуальные изменения, затягивающие инициацию банкротства кредитором – заявителем, между тем не уменьшают значимость решения третейского суда при рассмотрении требований кредиторов о включении в реестр требований кредиторов должника. Дело в том, что по условию статьи 71 Федерального Закона «О несостоятельности (банкротстве)» для целей участия в первом собрании кредиторов кредиторы вправе предъявить свои требования к должнику с приложением судебного акта или иных документов, подтверждающих обоснованность этих требований. Закон не содержит обязательного условия прикладывать к такому требованию определение о выдаче исполнительного листа. Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в своем Постановлении от 23 июля 2009 года № 60 разъяснил, что вэтом случае для требования, подтвержденного решением третейского суда, не требуется обязательного наличия определения о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение этого решения. И хотя Пленум ясно отразил на отсутствие необходимости прикладывать кредитору к своему требованию определение о выдаче исполнительного листа, тем не менее, некоторые арбитражные суды необоснованно отказывают во включении в реестр должника кредиторам, не приложившим такое определение (Постановление Президиума ВАС РФ от 10.04.2012 N 16994/11).

Не так давно Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, вынес, по мнению автора настоящей статьи, прецедентное Определение от 16 августа 2012 г. N ВАС-8141/12, где в очередной раз ограничил компетенцию третейского суда в деле, связанным с банкротством юридического лица.

Суть дела сводилась к следующему.

Третейский суд, рассмотрев исковое заявление лизинговой компании о возврате переданного имущества должнику, находящегося в процедуре конкурсного производства, вынес решение в соответствии с которым удовлетворил требования лизинговой компании.

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации посчитал что, спор рассмотрен третейским судом при отсутствии у него компетенции, о чем свидетельствует следующее.

В силу Федерального Закона «О третейских судах в Российской Федерации» по соглашению сторон третейского разбирательства в третейский суд может передаваться любой спор, вытекающий из гражданских правоотношений, если иное не установлено федеральным законом.

Согласно пункту 1 статьи 126 Закона о банкротстве с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства все требования кредиторов по денежным обязательствам, об уплате обязательных платежей, иные имущественные требования, за исключением текущих платежей, указанных в пункте 1 статьи 134 упомянутого Федерального закона, и требований о признании права собственности, о взыскании морального вреда, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о признании недействительными ничтожных сделок и о применении последствий их недействительности могут быть предъявлены только в ходе конкурсного производства.

Таким образом, после открытия в отношении должника конкурсного производства рассмотрение предъявленных ему денежных и иных имущественных требований, кроме прямо названных в пункте 1 статьи 126 Закона о банкротстве, допускается исключительно арбитражным судом и только в рамках дела по банкротству.

Следовательно, с момента открытия арбитражным судом конкурсного производства в отношении должника, выступающего ответчиком в третейском разбирательстве по спору, который в силу закона подлежит рассмотрению арбитражным судом в рамках дела по банкротству, третейский суд утрачивает компетенцию по его рассмотрению и обязан вынести определение о прекращении третейского разбирательства.

В данном случае рассмотренное третейским судом требование лизинговой компании возникло из обязательственных отношений, и оно не отнесено Законом о банкротстве к тем, которые могут быть предъявлены должнику после открытия в отношении него конкурсного производства, вне рамок дела по банкротству.

И хотя вышеуказанные выводы являются не окончательными и дело только передано в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, полагаю, ограничение роли третейских судов в банкротстве должников, оправдано.

 

 

Генеральный директор

ООО Юридическая компания «Город»                                         С.В. Косолапов

К статьям